Аркадий Укупник: Риск - дело благородное

Выходит на экраны новый фильм Александра Атанесяна <Монтана» (производство кинокомпании «Парадиз»). Много настоящих актерских открытий ждут зрителя в новом проекте от создателя кинематографического бренда «Сволочи». Музыку к картине пишет известный композитор и исполнитель Аркадий Укупник.

Разговор о музыке в кино часто ограничивается мнением режиссера, но мы решили взглянуть на происходящее с другой стороны и поговорить о музыке в «Монтане»с ее автором.
 

- Вы уже работали на картине Александра Атанесяна "Сволочи", как у вас складываются отношения с этим режиссером в работе над музыкой к "Монтане"?

- Я хотел и дальше работать с Атанесяном, и это произошло.

 

- Как, на ваш взгляд, проще писать музыку к кинофильму - начиная работать на стадии сценария либо на готовый материал?

- Обычно композитору предоставляется так называемая первая сборка. Ты смотришь, составляешь общее представление о фильме. Делаешь предварительные эскизы, и если они в целом нравятся, то ждешь окончательную версию и продолжаешь работать. Либо эскизы не подходят, и ты отправляешься писать новые. Главное - попасть в настроение картины с первого раза, потому что после второй переделки от твоих услуг обычно отказываются.

 

- С вами такое происходило?

- Наверное, с Атанесяном мы одинаково смотрим на вещи, потому что ему пока нравится то, что я делаю.

 

- Может быть, сказывается то обстоятельство, что вы хорошо друг друга знаете?

- Специфика работы композитора в кино такова, что очень большое значение имеет взаимопонимание с режиссером, и когда режиссер приглашает на работу в кино знакомого композитора, это вполне объяснимо: им не надо тратить много времени на установление контакта, все срастается без лишних усилий. Я лично считаю обязательным существование таких дружеских отношений. Они могут возникнуть мгновенно или складываться долго, но без них ничего не получится.

Но это не значит, что работать нужно только со знакомыми людьми. Например, в своей работе над песнями я всегда пытаюсь найти нового поэта. Есть масса прекрасных авторов, с которыми я давно работаю, но всегда хочется "свежей крови".

 

- А вы не боитесь, что возникнет ситуация, когда режиссер Атанесян захочет "свежей крови"?

- Если говорить про Александра Атанесяна, то он в первый раз изменил своим правилам, на каждой новой картине он обычно меняет композиторов. И это его решение не зависит от наших дружеских отношений. Я не боюсь. Нужно всегда искать что-то новенькое. Кроме того, благодаря работе с Атанесяном, меня узнали как композитора, который может работать в кино, и на сегодняшний день у меня есть предложения от других продюсеров, так что работой я не обделен. Насколько я знаю, Атанесян сейчас запускает картину, которая называется "Убить короля", и я там предполагаюсь как композитор. Если бы моя работа в "Монтане" его не устраивала, то... Имя композитора на этой стадии с легкостью вычеркивается. Дружеские отношения от этого не должны страдать. Судите сами: человек тратит полгода своей жизни, готовит сценарий, набирает актеров, проводит кастинги, выезжает в тьмутаракань, мерзнет там, срывает голос, совершает героические действия по монтажу картины, а потом он приносит картину своему другу, а тот по причине занятости или еще по какой делает "не то". И этому не может быть никакого оправдания. Потрачены деньги, усилия огромного количества людей, поэтому все должно работать, и работать идеально, в том числе и музыка.

 

По закону, наряду с автором литературного источника, композитор считается автором фильма. Теоретически он, наверное даже смог бы "закрыть" картину, если бы счел, что его музыка использована неправильно.

- Композитор может своей музыкой картину спасти, а может ее и загубить. Но сам он тоже находится в подневольном положении. Режиссер в принципе может так использовать музыку, что она потеряет всякий смысл, все зависит от умения режиссера работать с музыкой, особенно на стадии перезаписи, когда она становится частью общего звучания картины.

 

- Вы очень красочно рассказывали о том, как работает абстрактный режиссер с абстрактной съемочной группой, а как режиссер Атанесян работает с композитором Укупником?

- У каждого режиссера, конечно, свои методы. Атанесян берет мои эскизы и начинает с ними работать сам, даже переделывает иногда. С каждым режиссером, думаю, все происходит по-разному.

 

- А каким образом режиссер вам ставит задачу, объясняет, что ему нужно от вашей музыки?

- Здесь, опять же, важен момент взаимопонимания, уровня отношений. Кинокомпозитор, если он действительно таковым является, никогда не станет заниматься иллюстрированием картины. Он должен найти ту третью линию, которая передаст более глубокий смысл сцены. Режиссер может сказать, что в сцене, где герои говорят о любви, композитор должен передать приближение смерти, которая может наступить еще только через пятнадцать минут. Это нормальная задача, исходящая от режиссера, который понимает, что делает. А если композитор довольствуется ремарками режиссера типа "а здесь звучит тревожная музыка", то это иллюстратор, его удел - заниматься саунд-дизайном. Надо еще понимать, что
у любого режиссера есть свои музыкальные пристрастия: кто-то любит старинную музыку, кто-то классическую, кто-то - джаз, и это также представляет определенную сложность.

 

- А какую музыку любит режиссер "Монтаны"?

- Он любит джаз, он любит шансон, как ни покажется это кому-то странным, но кроме хорошей музыки он еще любит и хорошую поэзию. Рифмы типа "красный-прекрасный" у него не проходят.

 

- С чего все начинается, в каком виде вы приносите свои эскизы режиссеру?

- Для эскиза вполне достаточно прописанной на рояле темы. Если картинка под эту музыку начинает оживать, работать и приобретать ту многомерность, о которой мы говорили, то, значит, тему стоит разрабатывать. Здесь уже приходится подстраиваться под монтажные ритмы, которые были созданы режиссером. В монтаже за короткий промежуток времени может смениться множество планов с самыми разными настроениями, и вся сложность состоит в том, чтобы ты сумел свою тему так уложить в ритм и инструментовать, чтобы все эти планы правильно работали. Потому что десять секунд все нормально работает, а потом тот же самый прием уже работать перестает, и надо искать что-то новое: какой-то новый инструмент, ритм. Специфика такова, что нужно вписываться в заданный монтаж, и только в самых крайних случаях режиссер дает тебе на откуп какой-то "лакомый" кусочек и потом под него монтирует картинку.

 

- В "Монтане" у вас есть такой "лакомый кусочек"?

- Там есть сцена, в которой главный герой спасает тонущего мальчика, она смонтирована целиком под мою музыку.

 

- Музыка к "Монтане" будет записываться оркестром? Насколько изменилась ситуация, когда музыка для кино записывалась на домашнем синтезаторе?

- Думаю, эта ситуация изменилась. Сейчас на картины выделяются такие бюджеты, по сравнению с которыми запись музыки оркестром уже не выглядит неоправданной роскошью. Во всяком случае, мне в этом смысле, наверное, везет, и вся музыка, которую я делал для кино, записывается только с оркестром. В "Монтане" - оркестровая музыка американского направления и, кроме того, предполагаются песни, которые должны работать на контрасте с этой музыкой. Над песнями работают Григорий Лепс и Евгений Моргулис.

 

Беседовала Татьяна ПОПОВА

Ролан
декабрь 2007
Татьяна Попова